Инвесторам в Китае нужен сильный характер

Проведенные в последние годы научные исследования показали, что китайцы более терпимо относятся к инвестиционному риску, чем даже американцы, являющие собой образец предпринимательства. Участники тестирования, в котором, среди прочих, были опрошены шанхайские студенты и рабочие из быстро развивающегося южно-китайского города Гуанчжоу, проявили удивительный оптимизм, решая предложенные им теоретические инвестиционные задачки. Результаты теста можно объяснить «гипотезой подушки», в рамках которой наивысшей ценностью являются крепкие семейные узы, а также «гипотезой возможностей», в которой в качестве более важного воспринимается фактор выгоды смелого инвестора в условиях быстрого экономического роста. Но есть и другое, менее приятное объяснение того факта, почему китайцы с такой удивительной терпимостью относятся к риску: этого риска слишком много.

Даже через четверть века после того, как самая населенная страна мира отказалась от маоистской модели экономики, бизнесу приходится иметь дело с различными рисками, начиная с непрозрачного регулирования и заканчивая сомнениями в устойчивости экономического развития и, собственно, выживании правящей коммунистической партии. И иностранные, и местные менеджеры, планирующие работать в Китае, вынуждены жить в условиях куда большей неопределенности, перед которой дрогнули бы предприниматели из более развитых стран. «На самом деле, рисков огромное множество», — отмечает управляющий директор пекинской консалтинговой компании Apco China Патрик Хорган (Patrick Horgan) из Пекина.

Он говорит, что компаниям приходится бороться с недостатками законодательной системы и непредсказуемой динамикой рынка в условиях быстрого роста, одновременно учитывая долгосрочные политические риски. Несмотря на свою твердую преданность общей экономической реформе и политике открытости, правительство Китая само по себе является источником значительной неопределенности. В китайских деловых кругах рассказывают множество историй о неожиданных изменениях в политике государства, заставляющих инвесторов дрожать.

Среди жертв такой политики иногда встречаются и хорошо известные имена. В конце 1990-х гг. компании, среди которых были France Telecom, Siemens и Daewoo, обошли препятствия на пути к инвестициям в телекоммуникационный бизнес, подписав с государственной компанией China Unicom непрямые соглашения «Китай-Китай-заграница» на сумму около $1,4 млрд. Однако несмотря на то, что руководители страны благословили эти сделки, прошло время, и Пекин объявил их незаконными. После чего приказал их расторгнуть.

Местные предприниматели еще более уязвимы. Инвесторы из колыбели китайской революции, провинции Шаньси, обвиняют чиновников в прошлогодней конфискации тысяч нефтяных скважин общей стоимостью 7 млрд. юаней. Инвесторы опубликовали в Интернете документы, подтверждающие, что функционирование их скважин было согласовано с местными властями, и что они пали жертвой процесса «очищения» нефтяной отрасли. «Они ведь поощряли местных инвестировать в нефтяные скважины… А затем просто взяли и отняли их», — говорит один из инвесторов, добавляя, что полиция избивала протестующих и заставляла предпринимателей подписывать письменные отказы от претензий.

В то же время, усилившееся рвение в области установления стандартов и стремление чиновников стимулировать местную промышленность означают, что для зарубежных компаний высок риск того, что изменения в нормативной базе отразятся на их деятельности. С такими трудностями приходится бороться и в попытках реагировать на глубокие изменения на рынках.

Согласно официальной статистике, все последние годы экономика Китая непрерывно росла быстрыми темпами, причем темпы роста ВВП в период с 1996-го по 2003 гг. составляли от 7,1% до 9,6%. В то же время, по мнению независимых экономистов, эти данные на самом деле маскируют прыжки выше 12% и падения ниже 4%. Например, если в прошлом году объемы продаж автомобилей увеличивались очень быстро, то в этом году рост практически прекратился.

В долгосрочной перспективе перед экономикой Китая стоят серьезные проблемы — быстрое старение населения, ухудшение состояния окружающей среды и высокая зависимость от импорта энергоносителей. Кроме того, состояние экономики в значительной степени определяется хорошими отношениями с США, в которых часто возникает напряженность в связи с торговыми спорами и разногласиями по поводу будущего Тайваня. Пекин часто сопровождал свои претензии на суверенитет в отношении Тайваня угрозами войны, но некоторые аналитики видят все большую опасность в подчеркивании отдельной идентичности демократического островного государства.

Тем временем растущий разрыв в доходах между городскими и сельскими районами Китая, а также между побережьем и внутренними провинциями может подлить масла в огонь социального недовольства, а свойственная стране коррупция подрывает уважение к коммунистическому режиму, практически утратившему свою идеологическую легитимность. В сентябре партийные лидеры объявили, что борьба со взяточничеством — это «борьба не на жизнь, а на смерть», продемонстрировав рядовым членам партии, что дальнейшее правление коммунистов в Китае отнюдь не гарантировано.

Конечно, возможности компаний и инвесторов в ограничении потенциальных последствий макроэкономического кризиса, войны или падения режима имеют свои пределы. Зато они могут управлять целым рядом других рисков, связанных с ведением бизнеса в Китае. В условиях неистового расцвета пиратства огромную роль для многих компаний приобретает стратегия защиты интеллектуальной собственности — зачастую путем «разделения» основных технологических процессов или проектов, чтобы затруднить их копирование. Проверка потенциальных сотрудников или партнеров по совместному предприятию может снизить риск превращения деятельности на местном рынке в военные действия.

Привлечение консультантов, знакомых с местными условиями и располагающих хорошими связями с местными властями, тоже может снизить до минимума рыночный и регулятивный риск, хотя в бизнесе все равно не стоит слишком рассчитывать на «блат».

Г-н Хорган отмечает, что за последние годы многие крупные международные компании смогли сформировать сильные команды из местных управленцев, и обращает внимание на то, что арбитраж, поддержка со стороны «своих» дипломатов и даже подача исков в местные суды являются весьма полезными инструментами защиты корпоративных интересов.

В самом деле, предпринимаемые в Китае меры по усилению защиты частной собственности, совершенствованию правовой базы и обеспечению большей открытости государственной власти указывают, что в будущем управление рисками ведения бизнеса в стране может упроститься. В конечном итоге, хоть китайские инвесторы и могут быть удивительно терпимыми по отношению к риску, правительство знает, что они были бы рады проявлять эту терпимость чуть реже.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *